На работу - с чистой совестью

21 августа 2008
 
Среднеуральские работодатели не спешат трудоустраивать осужденных

Работодатели Среднего Урала вновь заявляют о кадровом кризисе. Как сообщает областной департамент службы занятости, в Свердловской области не хватает порядка 170 тысяч работников, причем самый большой недобор - по рабочим профессиям.

Излюбленный способ борьбы с кадровым голодом - привлечение гастарбайтеров. В следующем году на заработки в Свердловскую область приедут 224 тысячи трудовых мигрантов. Между тем в исправительных учреждениях Среднего Урала содержится порядка 45 тысяч осужденных. И, хотя практически все они могут и хотят работать, предприниматели не спешат заключать с ними трудовые договоры.

Почему граждане ближнего и дальнего зарубежья для уральских работодателей привлекательнее, чем их же соотечественники, имеющие в документах отметку о пребывании в местах не столь отдаленных? По многим показателям трудовые мигранты и осужденные очень похожи: та же низкая квалификация либо полное ее отсутствие, то же положение "вне общества", и огромное стремление найти работу.

Ненужные руки

Средний Урал по праву считается одним из самых "сидящих" регионов в стране - процент осужденных на душу населения здесь высок. Можно сказать, что в исправительных учреждениях "просиживает" существенный трудовой потенциал области: возраст 80-ти процентов заключенных не превышает 35 лет. Не стоит забывать и про тех, кто недавно покинул исправительные учреждения. Так, в прошлом году из мест не столь отдаленных освободилось более 14 тысяч человек. Казалось бы, вот они, желанные рабочие руки, заключай договоры с колониями и "пользуйся". Однако получается наоборот: редкий работодатель открывает двери для бывших заключенных. Как сообщили корреспонденту "РГ" в главном управлении федеральной службы исполнения наказаний (ГУФСИН) по Свердловской области, в регионе трудоустроена только четвертая часть находящихся за решеткой. О тех, кто недавно покинул исправительное учреждение, ничего неизвестно - такой статистики не ведется. Однако и тут можно предположить, что счастливчиков немного.

Между тем, как признают некоторые предприниматели, порой нанимать бывших осужденных намного выгоднее, чем обыкновенных работников.

- Людям, вернувшимся из мест лишения свободы, можно платить меньше, - сообщил корреспонденту "РГ" в неофициальном разговоре один индивидуальный предприниматель, порой прибегающий к услугам бывших осужденных. - К тому же такие работники, как правило, забывают, что такое социальные гарантии, и поэтому их не требуют. Некоторые мои знакомые, например, нанимают их неофициально и очень хорошо экономят на "мертвых душах".

Есть для предпринимателей и другие, легальные "плюсы" от привлечения к труду бывших осужденных.

- Они более мобильны, организованны, могут очень быстро исполнить работу, не требующую высокой квалификации, - рассказывает о "плюсах" Сергей Шуклин, директор одной из строительных компаний. - И неприятностей с ними не больше, чем с другими работниками.

Ценные кадры

В плане работы с действительными осужденными интересен многолетний опыт одного из нижнетагильских предприятий. Сейчас у завода заключены договоры с тремя местными колониями, откуда к станкам каждый день приезжают порядка пяти тысяч работников. Эти люди трудоустроены по договорам, они получают зарплату, имеют право на отпуск. Единственное отличие - каждый вечер автобус увозит их обратно за решетку.

- Девяносто процентов осужденных, освободившись, остаются работать на нашем заводе, - делится опытом заместитель начальника отдела кадров предприятия Андрей Копытов. - Из колонии выходит уже мой специалист, подготовленный и владеющий необходимыми навыками. Если он желает остаться в Нижнем Тагиле, мы только "за": выделим общежитие, пропишем. Наше мнение таково: промышленным предприятиям - металлургическим, горно­обогатительным, машиностроительным - стоит всерьез подумать об осужденных как о выгодных трудовых ресурсах.

Специалисты отмечают, что трудоустроенные осужденные в большинстве случаев отличаются просто образцовым поведением. Причина проста - они умеют ценить возможность работать и зарабатывать. Ко всему прочему, в последнее время люди выходят из мест лишения свободы, уже имея профессию. Сейчас в системе исполнения наказаний идет переход от системы "исправления трудом" к "исправлению учебой". Как сообщили корреспонденту "РГ" в ГУФСИН по Свердловской области, все осужденные до 30 лет обязаны получить полное среднее образование, дальше - по желанию. Те, кто не имеет начального профессионального образования, овладевают хоть какой­нибудь профессией за решеткой. Поэтому во всех колониях существуют школы или учебно-консультационные пункты.

Однако, как отмечают специалисты предприятия, профессиональные навыки осужденного зачастую не совпадают с реальными потребностями работодателя. Поэтому сейчас завод проводит эксперимент: начинает еще за решеткой обучать специалистов "под себя", снабжая колонии своими образовательными методиками и оборудованием.

- Это очень эффективная схема, которая позволяет нашему предприятию избежать дефицита кадров, - отмечает Андрей Копытов. - К тому же для такого большого завода использовать труд осужденных намного дешевле и проще, нежели привлекать к работе гастарбайтеров.

Гастарбайтер в рассрочку

Несмотря на все "плюсы", предприниматели не спешат идти на контакт с осужденными - опыт нижнетагильского завода можно считать скорее исключением. Что ни говори, а предубеждения берут свое: работодатели, порой не без оснований, опасаются пьянства, наркомании, рецидива или просто неадекватного поведения работников, прошедших суровую школу жизни. Среднеуральские наниматели пытаются бороться с безработицей более традиционными способами: привлекают работников из других городов или регионов.

Однако большинство предпринимателей Среднего Урала упорно предпочитает привозить из стран ближнего и дальнего зарубежья гастарбайтеров. Тем более, вот уже два года численность трудовых мигрантов в регионе определяется по новой схеме. Как рассказали корреспонденту "РГ" в министерстве экономики и труда Свердловской области, раньше объем квоты на миграционные ресурсы заявлялся субъектами РФ, которые руководствовались результатами прошедшего года и прогнозной оценкой. Сейчас в основе формирования квоты лежат заявки от предпринимателей: куда, сколько и из каких государств требуются мигранты.

К тому же "стоит" гастарбайтер недорого. По информации управления федеральной миграционной службы по Свердловской области, госпошлина за привлечение к работе одного трудового мигранта составляет три тысячи рублей. Гастарбайтерам из стран ближнего зарубежья даже не надо оформлять визу. Для жителей дальнего зарубежья трудовая виза стоит тысячу рублей и совершенно не оттягивает карман предпринимателя.

Получается, работодателям проще заплатить три­четыре тысячи рублей и привезти мигранта, чем сотрудничать с соотечественниками. Однако сами предприниматели заявляют, что в регионе просто не отлажен механизм, по которому можно было бы быстро и безболезненно взять на работу выходца из исправительного учреждения. Нет ни единой системы, которая бы занималась трудоустройством осужденных, ни льгот работодателям, которые все­таки рискнут и возьмут на работу бывшего заключенного.

Комментарий

Анатолий Шмулей, заместитель министра экономики и труда Свердловской области:

- Мы заявляем, что необходимо соблюдать принцип приоритетности национальных трудовых ресурсов на рынке труда. Прежде чем пригласить иностранного работника, надо задать вопрос: а почему у нас в области тридцать тысяч своих безработных? Никаких преференций и льгот для мигрантов в Свердловской области не существует. Однако многих работодателей привлекает безграмотность, бесправие, незащищенность гастарбайтера. И часто за один и тот же труд мигрант получает заработную плату ниже, чем россиянин, что попирает его трудовые права.

Относительно осужденных, бывших и действительных, то вопросами трудоустройства граждан различных слабозащищенных категорий - инвалидов, многодетных матерей, лиц из мест лишения свободы - занимается Департамент государственной службы занятости. Другое дело, что решение вопросов с трудоустрой­ством заключенных сопряжено с большими проблемами - работодатели нанимают этих людей в самую последнюю очередь. Инвалида, например, государство хоть как­то может поддержать - есть федеральный закон о квотировании рабочих мест для этой категории граждан. По осужденным такого закона нет, и заставить предпринимателя взять на работу человека, покинувшего или находящегося в местах лишения свободы, мы не можем - это личный выбор самого предпринимателя.
Источник: "Российская газета" - Экономика УРФО №4733, http://rg.ru/2008/08/21/reg-ural/trud.html
 
События
Наши web-ресурсы